Новогодняя пьеска

Декорации.
Магазин. Продовольственный. Большой такой. В нем все есть. Сверху долбит реклама: «Хреновый год без хрена!» и прочая туфта.

Персонажи.
Она. Такая «Чулпан Хаматова». Только чуть помягче в пропорциях и блондинистая. Маленькая такая. Глазки блестят. Щечки красные. И все время смущается. Симпатичная. Замерла, словно замерзла. И глазом на Него все косит.
Он. Он такой... Он такой «Лешка Чадов». Только брюнетистый и худенький. И все время дергается ногами, словно пляшет в нетерпении. И глазом на Нее все косит.
Кассирша. Она просто сидит и отбивает товар и никого не видит. Фактура любая.

Зрители...
Зрителей нет. Вернее есть, но он один. Старый седобородый очкарик мрачного вида.

Действие первое. И последнее.
«Купи пять авокадо и получи мандаринку бесплатно!» - кричит слащавый голос с небес.

На ленте перед кассой две кучки товаров.
В первой кучке - бутылка пива, половинка буханки черного, две сосиски и лапша быстрая.
Во второй - три мандаринки, шоколадка и банан.
Все.

Он: Давайте я вас вперед пропущу.
Она: Ну что вы, мне неловко.
Он: Да ничего, ничего. У вас меньше и вас быстрее обслужат. Вы же в пятой общаге живете?
Она: Нет, в третьей.

Они меняются местами и стараются не смотреть друг на друга, но это у них не очень получается.
И краснеют. Особенно Она. А Он все как-то прыгает, прыгает, словно из шарниров сделанный Петрушка.
Кассирша терпеливо ждет. Начинает механически отбивать, когда банан с с лапшой меняются местами.

Он: А я тоже в третьей! Только я вас там не видел.
Она: А я вас видела.
Он: Вы с первого курса?
Она: Нет, с третьего...
Он: Не может быть! Я бы вас знал.
Она: Просто... Просто вы такой важный.
Он: Я!?
Она: Вы знаете, вы мне очень понравились... то есть, я не то хотела сказать... Я помню, как вы играли на «Студенческой весне». Мне очень понравилось... То есть я...
Он (смущенно): Я очень польщен... Но это было так давно...
Она: А я помню...
Кассирша: У вас все, девушка?
Она: Да...

И медленно-медленно начинает складывать свои бананы-мандарины в маленький прозрачный пакетик...
Кассирша вдруг ускоряется и, буквально за несколько секунд, пробивает Его товар.
У Нее, вдруг, развязывается шнурок, а Он вдруг начинает лихорадочно собирать в свой пакет сосиски...

Он: Можно я вас провожу?
Она: ...

«Наши сосиски нашпигованы белком!» - вдруг раздается жизнерадостный голос с небес. Она и Он, на приличном расстоянии друг от друга, подходят к дверям, вдруг Он забирает у Нее пакет и открывает ей дверь и они исчезают в декабрьской темноте, запорошенной снегом...

Кассирша (очнувшись): А вам что?
Зритель (улыбаясь): Мне? Мне это сигарет пачку... Нет вот этих... Синих, да...
Кассирша улыбается, радостно так...

Потом зритель идет домой, переходя дорогу в неположенном месте и думает...
Нет, он не думает, он ехидничает, вспоминая.

Он-то знает, он все знает. Зритель знает, что сегодня понедельник и зачетная неделя началась, что сейчас Они обменяются номерами телефонов, что потом разойдутся по своим комнатам. А на завтра - обменяются СМС. В одной из них будет: «Привет. Это я. Помнишь меня? Что вечером делаешь?» - а в ответ придет другое сообщение: «Я ничего не делаю, потому что помню тебя».

А потом Они встретятся, где-нибудь в заснеженном парке. И поцелуй Их будет долог. Но так короток. И так не хочется отлепляться, но как же не отлепиться? Ведь Он живет в комнате на троих. А Она на четверых... И зачеты, зачеты. И Они договорятся на Новый Год, да, там же... И вечером, тридцатого числа, Она будет звонить домой, маме. И голос Ее будет такой счастливый: «Мама! У нас заболел преподаватель и зачет перенесли на второе января, поэтому я не приеду...» И мама будет вздыхать всю ночь... А папа будет ругаться на преподавателя.

А Он звонить не будет, потому что Его родители уже привыкли, что "мальчик вырос самостоятельным"...

И будет январь, и будет пустое общежитие и красногрудые снегири будут клевать крошки на подоконнике, и будет счастье, и будет любовь...
Но Зритель циничен. Он-то помнит, что будет потом.

«Почему ЭТО называют такими плохими словами? Ведь это же так прекрасно?» - будет думать Она, а Он вдруг затоскует по свободе, по сцене, по гулянкам с друзьями и подругами. А она слишком чужая и такая домашняя для праздника.
А потом будет аборт.
Или не будет. Будет ребенок и свадьба в общаге. И Он сбегает, и Она вцепилась...
Или не будет?
Пусть будет, что Зритель ошибается! Ну, пожалуйста! Ну что Тебе стоит, Режиссер? Пусть будет там, там в декабрьской темноте Сказка, Которая Никогда Не Заканчивается.

И зритель идет домой и улыбается, потом проверяет математику и кормит кота... А потом вдруг вспоминает и убегает снова в магазин.
Купить конфет для Нее...
Занавес.

И никаких аплодисментов.
Сказка - она шума не любит...

Похожие истории

Голос из розетки
Голос волка
Как переспорить женщину
Отмазали...
Карамельки
Курьеры
Охота на аллигатора
Он сделал шаг
Первый день в такси