Граф

Эпидемия белой горячки, похоже, в самом разгаре. Спецбригада честно отрабатывает свои колёсные и прочие надбавки, пытаясь угоспитализировать всех достойных, но энтропия человеческой психики продолжает упорно лидировать. То вдруг обнаружится страдалец, вынужденный экстренно просохнуть (впервые с октября месяца), поскольку из обстановки продано и заложено всё, кроме унитаза и старого матраца, и уже к четвёртому часу навалившейся на него трезвости обнаруживший в своей квартире толпу разъярённых покойных родственников. То вызывают посреди ночи к расстроенному мужику с мухобойкой (ну, вы помните - кусок резинового листа, прикрученный к палке), который лупит наглых, видимых только ему воробьёв, скачущих и порхающих по комнате и вопит, что порядочные птицы в это время суток должны спать. Спать, я сказал!

Пациент, которого родственники привели ко мне на приём, таких безобразий себе не позволял: статус не тот. Да и не наливают уже года четыре. Аккурат с того момента, когда выяснилось, что на самом-то деле никакой он не бывший слесарь пятого разряда, давным-давно уволенный за пьянку, а обер-полицмейстер. Граф Шувалов. По крайней мере, он сам так утверждал, а кто сомневался, удостаивался сиятельнейшего пенделя, чтоб знал, холоп, своё место.

Супруге титул графини где-то в глубине души льстил, но от вечерней чарки с тех пор граф был отлучён окончательно и бесповоротно. Дочери тоже были не против быть юными графинями. Немного обиделась сестра - её граф почему-то упорно звал Дунькой. То ключницей, то девкой горничной - по настроению. Да и племяннику роль конюха в глубине души претила. Но разве ж на всех титулов напасёшься!

Проблем граф никому не создавал: явится ко двору не спешил, графиню не обижал, ключницы не домогался, конюха не гонял. Мог, правда, дать в глаз соседу-якобинцу с верхнего этажа или поцапаться на почве классовой ненависти с соседкой-пролетаркой из квартиры напртив - так ведь за дело! На приём ходили все вместе, чтобы глава семейства не обиделся, не потерялся в городе и случайно не пошёл войной на какую-нибудь Турцию.

Вот и в этот раз они пришли все вместе, даже конюха с собой прихватили. Граф был в радужном настроении, чего нельзя было сказать об остальных. Надо было выяснить, что их так расстроило.

- Здравствуйте, ваше сиятельство!
- Здравствуйте, здравствуйте, доктор!
- Как поживаете?
- Прекрасно, вашими молитвами.
- И лекарствами, должен заметить, тоже.
- Не надумали ещё поступить ко мне на службу? Платить буду по-царски!
- Заманчивое предложение. Вот ещё разок-другой всплакну над своей зарплатой - и, пожалуй, соглашусь.
- Соглашайтесь, доктор! Денег у меня куры не клюют, а намедни я вообще сказочно разбогател!
- Это как же вам удалось? Государь жалование прибавил или Остзейский край доход принёс?
- Только между нами, - он наклонился поближе. - У меня под полом вчера турки султанское золото прятали. Аккурат в подвале. Весь день носили, басурмане. А я, не будь дурак, подслушал, чего это они там возню затеяли. Ну, думаю, свезло тебе, Шувалов! Как только всё стихло, взял я кирку...
- Кирка-то откуда в доме взялась? - удивился я. - Топор - это ещё куда ни шло, это у нас национальное, но кирка?
- Да племянник не успел обратно на стройку унести! - вмешалась графиня. - он ведь на кухне линолеум снял, да как давай в бетон вгрызаться! Только щебень в разные стороны! Насилу успели перехватить, успокоить - мол, не графское это дело, шурфы-то в полу бить. В подвал уже можно одним глазком через дыру заглядывать.
- Не графское-то оно не графское, но ведь от вас никакой помощи! - возразил его сиятельство. - И конюх, как на грех, где-то шлялся.
- Я не шлялся, я на работу ходил, - возразил конюх, он же племянник.
- Цыц! Молчать, пока зубы торчать! На работе ты у графа, то есть у моего сиятельства, а всё прочее - шабашка и халтура! Доктор, - он повернулся ко мне. - А может, вы подсобите? Пять... Нет, десять процентов ваши! В соболях ходить будете!
- Искушаете вы меня, ваше сиятельство! Давайте-ка вот как порешим: сделаю я вам новые назначения, с учётом внезапно объявившихся турок в подвале и свалившегося на вашу голову богатства, а вы попьёте лекарства, наберётесь сил, отдохнёте. А там видно будет. Сами больше за кирку не беритесь, светский бомонд вас не поймёт, поползут нехорошие слухи и смешки. Золото пусть себе лежит, целее будет. А если турки всё же полезут забирать клад обратно, оставлю графине телефончик нашего врачебного мобильного драгунского подразделения. Приедут, помогут.

Похожие истории

Про белочку
Яма для стеллы
Так похожа...
Циклодол
Стол ноль
Рамочка для фотографии
Страх гаишника
Как победить зимнюю депрессию